Взрослая социальная сеть
Текстовая версия форума
Знакомства для секса Регистрация


Бхакти-Йога

Текстовая версия форума: Оздоровительные тренинги, духовные практики



Полная версия топика:
Бхакти-Йога -> Оздоровительные тренинги, духовные практики


Страницы: [1]

Бестя
БХАКТИ-ЙОГА
Попросите обычного человека рассказать о Боге, и он будет говорить бесконечно. Попросите бхакта-йога рассказать о Боге, и он скажет только две вещи: Бог — сама Нежность, Бог — сама Сладостность. Бхакта даже пойдёт на шаг дальше. Он скажет: «Я могу попытаться прожить без хлеба, но никак не смогу жить без Милости моего Господа».

Молитва бхакты очень проста: «О Боже, Господь мой, войди же в мою жизнь со Своим Оком Защиты и Своим Сердцем Сострадания». Эта молитва — самый быстрый способ постучать в Дверь Бога, а также самый простой способ увидеть, как Бог открывает Дверь.

Карма-йог и джнана-йог могут испытывать моменты сомнения по поводу существования Бога. Но у бхакты таких сомнений не бывает. Существование Бога для него — аксиома. И более того, это спонтанное чувство его сердца. Но, увы, ему тоже приходится проходить через определённые страдания. Он страдает оттого, что разлучён со своим Возлюбленным. Со слезами преданности своего сердца он молит о восстановлении сладостнейшего союза с Богом.

Рассуждающий ум не прельщает преданного бхакту. Упрямым фактам жизни не удаётся привлечь его внимания, не говоря уж о том, чтобы увлечь его. Он хочет постоянно жить в царстве поглощённости Богом.

Преданный чувствует, что, когда он идёт к Богу, Бог бежит к нему. Преданный чувствует, что, когда он думает о Боге секунду, Бог взывает к нему час. Преданный чувствует, что, когда он идёт к Богу с каплей любви, чтобы утолить непрестанную жажду Бога, Бог изливает на него море Своей сладостной Любви.

Отношения между преданным и Богом можно только почувствовать, но никак нельзя описать. Бедный Бог думает, что ни один человек на земле никогда не сможет завладеть Им, ибо Он бесценен, Он неоценим. Увы, Он забыл, что уже даровал преданность Своему бхакте. К Его величайшему изумлению, к Его глубочайшей радости, самоотверженная преданность Его преданного способна завладеть Им.

Есть люди, которые смеются над бхакта-йогом. Они говорят, что Бог бхакты — не что иное, как личностный Бог, бесконечный Бог, обладающий формой, возвеличенный человек. Им я говорю: «Почему бы бхакте не чувствовать этого?» Бхакта искренне чувствует, что он — крошечная капелька, а Бог — бесконечный Океан. Он чувствует, что его тело — мельчайшая часть Бога, безграничного Целого. Преданный думает о Боге и молится Богу в своём собственном образе. И он абсолютно прав, поступая так. Вот войдите в сознание кота, и вы увидите, что его представление о всемогущем Существе примет форму кота — только в гигантской форме. А войдите в сознание цветка, и вы увидите, что представление цветка о чём-то бесконечно более прекрасном, чем он сам, принимает образ цветка.

Бхакта поступает так же. Он знает, что он — человек, и чувствует, что его Бог должен быть похож на человека в полном смысле этого слова. Единственная разница, как он чувствует, заключается в том, что он — ограниченное человеческое существо, а Бог — безграничное человеческое Существо.

Бог для преданного полон блаженства и одновременно милостив. Радость его сердца позволяет ему чувствовать, что Бог полон блаженства, а страдания его сердца заставляют его чувствовать, что Бог милостив.

Птица поёт. Человек поёт. Бог тоже поёт. Через сердце Своего бхакты Он поёт Свои самые нежные песни Бесконечности, Вечности и Бессмертия.
Бестя
Огромное преимущество Бхакти заключается в том, что она представляет собою самый легкий путь к достижению высочайшей божественной цели - освобождения; главный же ее недостаток то, что в своих низших формах она часто вырождается в отвратительный фанатизм. Толпы фанатиков - будь то индусы, магометане или христиане - состоят всегда почти исключительно из приверженцев низших форм Бхакти. Слабые и неразвитые умы во всех религиях и странах любят свой собственный идеал только одним способом, именно, - ненавидя все другие идеалы, и их исключительная привязанность (ништха) к одному предмету, без которой не может развиться вообще истинная любовь, служит причиною объявления войны всему прочему. Вот почему человек, сильно привязанный к своему личному представлению о Боге и преданный своему религиозному идеалу, становится исступленным фанатиком, как только видит или слышит что-нибудь, касающееся чужого идеала. Этот род любви похож на инстинкт собаки, заставляющей ее охранять хозяйское добро; только инстинкт собаки надежнее человеческого рассудка: в каком бы костюме хозяин ни пришел, собака не примет его за врага; фанатик же лишен всякой способности отличать истину от заблуждения. Личные взгляды имеют для него такой всепоглощающий интерес, что ему важно только, кто говорит, а до того, что говорится, нет никакого дела. Вежливый, добрый и благородный с людьми, разделяющими его мнения, он не поколеблется обойтись самым недостойным образом с теми, кто не принадлежит к числу его единомышленников.

Такая опасность существует, однако, только в подготовительной Бхакти. Когда же Бхакти становится зрелой и переходит в высшую форму, то уже нечего бояться проявления низкого фанатизма: душа стала слишком близка к Богу любви, чтобы быть орудием распространения ненависти.

Как птица, чтобы летать, должна иметь два крыла и хвост для управления, так и человеку для приближения к Богу необходимы Знание (Жнана) и Любовь (Бхакти) и поддерживающая их равновесие йога. Личность, в которой они гармонично слиты, представляет самый благородный тип; но далеко не каждому из нас дано в этой жизни обладать ими всеми, и тем, кто должен ограничиться одною Бхакти, следует помнить, что, хотя формы и обряды и безусловно необходимы для совершенствования души, они имеют лишь то значение, что поддерживают в нас настроение, при котором мы чувствуем наиболее напряженную любовь к Богу.

Учители знания и любви несколько расходятся в своих мнениях о Бхакти, но те и другие одинаково признают ее силу. Жнан считает Бхакти только орудием для освобождения, а бхакт видит в ней и орудие, и саму цель. В сущности, здесь нет большой разницы; когда Бхакти употребляется только как орудие, она представляет низшую форму богопочитания, служащую переходом к высшим формам, являющимся после ее полного осуществления, и потому не может быть отделяема от последней. Каждый придает значение только своему собственному способу поклонения Богу, забывая, что истинное знание связано с совершенною любовью даже тогда, когда о последней совсем не думают, и что они в действительности всегда неразлучны.



Это сообщение отредактировал Bestiana - 20-03-2007 - 13:14
Бестя
Помня это, познакомимся со взглядами на этот предмет великих комментаторов веданты.

Бхагаван Шанкара говорит: "О человеке, который следует за гуру, считая это своею единственною целью, люди говорят, что "он предан гуру":
говорят также, что "любящая жена думает о своем отсутствующем муже", подразумевая под словом думает (как и под словом предан в первом случае) род постоянного и упорного воспоминания. Это, по мнению Шанкары, тоже поклонение.

Бхагаван Рамануджа в своих комментариях о Бхакти говорит: "Созерцание есть постоянное памятование предмета созерцания, текущее подобно непрерывной струе масла, переливаемого из одного сосуда в другой. Когда этот род памятования (о Боге) достигнут, все оковы разбиты. Так говорится в Писаниях о постоянном памятовании как средстве к освобождению. Оно принадлежит к той же форме, как и видение, как видно из слов: "Когда видим Того, Кто далеко и близко, оковы сердца разбиты, все сомнения прекратились и исчезли все результаты труда". (Тот, кто близко, может быть видим, но того, кто далеко, можно только помнить; Писание, однако, говорит, что мы должны видеть того, кто далеко, так же хорошо, как и того, кто близко, ясно указывая тем на упомянутый выше род памятования, настолько же отчетливый, как и видение.) Достигая высшего напряжения, этот род памяти принимает ту же форму, как и видение. Молитва, как видно из самых основных текстов Писания, не что иное, как постоянное воспоминание; так же определяется и знание. Таким образом, память в той степени ясности, когда она становится непосредственным восприятием, рассматривается в шрути как средство к освобождению. "Атман не может быть достигнут ни науками, ни рассуждениями, ни усердным изучением Вед. Атман достигается тем, кого желает Атман; тому Атман сам открывается". Здесь, после того как сказано, что простое слушанье, думанье и созерцание недостаточны для достижения Атмана, говорится: "Кого желает Атман, тем он достигается". Желателен бывает только чрезвычайно любимый; больше же всего Атман любит того, кто его очень любит. Такой любимый может достичь Атмана; ему помогает Сам Бог: "Кто постоянно думает обо Мне и молится Мне с любовью, тех волю Я направляю так, что они приходят ко Мне". Здесь, таким образом, сказано, что только тот желателен Высочайшему Атману и приходит к Нему, кому это памятование, становящееся прямым восприятием, само по себе очень дорого, потому что оно дорого предмету такого восприятия. Это постоянное памятование и называется словом Бхакти.
Бестя
В объяснении сутры Патанджали "Поклонением Всевышнему Господу" Бхойя говорит: "Пранидхана - это тот род Бхакти, в котором не преследуется никаких результатов, подобных чувственным наслаждениям и т. п., но все дела посвящаются Учителю учителей".Бхагаван Вьяса, объясняя то же, определяет пранидхану так же, как "форму Бхакти, посредством которой милость Всевышнего нисходит к йогу и благословляет его исполнением его желаний". По словам Шандильи, "Бхакти есть горячая любовь к Богу". Но самое лучшее определение Бхакти дано величайшим из бхакт, Прахладой: "Бессмертная любовь, с которою невежда относится к преходящим чувственным предметам и которую я испытываю, созерцая Тебя, не может исчезнуть из моего сердца".Любовь! К кому? К Всевышнему Господу Ишваре. Любовь к другим существам, как бы они ни были высоки, не может быть Бхакти, так как Рамануджа в своем "Шри бхашья", цитируя древнего ачарья (великий учитель), говорит: "Все, живущее в мире, от Брамы, до травинки, - рабы рождения и смерти, причина которых карма. Ничто подобное не может быть полезным предметом созерцания, так как все неразумно и изменчиво". Объясняя слово "ануракти", употребленное Шандильей вместо слов Бхакти, комментатор Швеннашвара говорит, что оно состоит из "ану" - "после" и "ракти" - "привязанность", т. е. означает привязанность, являющуюся следствием познания, природы и величия Бога; иначе слепая привязанность к чему бы то ни было, вроде жены и детей, была бы тоже Бхакти.

Из сказанного ясно, что Бхакти есть ряд, или последовательность, умственных усилий к осуществлению религий, начинающихся с простой молитвы и оканчивающихся самою горячею любовью к Ишваре.

Бестя
Бхакти-йога - это йога религиозного пути.
Бхакти-йога учит, как верить, как молиться, как добиться спасения. Бхакти-йогу можно применить к любой религии, так как для нее не существует различий между религиями, есть только идея религиозного пути.

Йогин Рамакришна, живший в Дакшинешварском монастыре близ Калькутты в 80-х годах прошлого столетия и ставший известным благодаря рудам своих учеников (Вивекананды, Абхедананды и других), был бхакти-йогином.
Он признавал равными все религии со всеми их догматами, и сам принадлежал ко всем религиям одновременно, принимая их таинства и ритуалы.
Двенадцать лет своей жизни от потратил на то, чтобы снова и снова проходить путь подвижничества по правилам каждой из великих религий. И всегда он приходил к одному и тому же - к состоянию самадхи, экстаза, составляющему, как он убедился, сущность всех религий.
Поэтому Рамакришна говорил своим ученикам, что личным опытом пришел к заключению о единстве всех великих религий, к убеждению, что все они ведут к Богу, т.е. к Высшему Постижению.
Приближая человека к самадхи, бхакти-йога, если ее практиковать в отрыве от других йог, совершенно уносит его от земли. Он приобретает огромные силы, но одновременно с этим теряет способность пользоваться ими (и даже своими прежними силами) для земных целей.
Рамакришна говорил своим ученикам, что после того, как он несколько раз побывал в состоянии самадхи, он понял, что больше не в состоянии заботиться о себе. Первое время это его пугало, пока он не убедился, что кто-то заботится о нем.
Бестя
Итак, все, чего человек достигает на пути бхакти-йоги, не имеет никакой ценности с земной точки зрения и не может быть использовано для достижения земных благ.
Невозможность путем аргументации доказать другому существование того, что сам он не переживает эмоционально, заставляла того же Рамакришну учить, что бхакти-йога - наилучший из всех путей йоги, так как он не требует доказательств.
Бхакти-йога обращается непосредственно к чувству, сближая тех людей, которые не одинаково мыслят, а одинаково чувствуют.

Рамакришна считал бхакти-йогу самым простым и легким путем также потому, что этот путь требует разрушения привязанности ко всему земному, самоотречения, отказа от своей воли и безусловного предания себя Богу.
Но так как для многих именно это и является самым трудным, уже одно это обстоятельство показывает, что бхакти-йога - путь для людей определенного типа, определенного душевного склада, что бхакти-йогу нельзя считать путем, который доступен всем.

Бхакти-йога имеет много общего с раджа-йогой.
Подобно раджа-йоге, бхакти-йога включает в себя методы сосредоточения, медитации и созерцания, но предметом сосредоточения, медитации и созерцания является не "я", а Бог, т.е. Всеобщее, в котором совершенно исчезает крохотная искорка человеческого сознания.
Практическое значение бхакти-йоги состоит в воспитании эмоций. Бхакти-йога есть метод "дрессировки", "приручения" эмоций для тех, кто обладает особенно сильными эмоциями, но чьи религиозные эмоции, которые должны бы подчинить себе все прочие чувства, разбросаны, не сосредоточены, сразу же уносят человека далеко и вызывают сильные реакции. Вместе с тем, это метод развития религиозных эмоций у тех, в ком они слабы.
Бхакти-йога, в некотором смысле, есть дополнение к любой религии или введение в религию для человека нерелигиозного типа.
Идеи бхакти-йоги ближе и понятнее Западу, нежели идеи всех других йог из-за того, что в западной литературе имеются труды по "религиозной практике", родственные по своему духу и смыслу бхакти-йоге, хотя и качественно отличные от нее.
Бестя
Бхакти-йога может быть применена к любой религии, разумеется, истинной, а не придуманной; это означает, что бхакти-йога включает в себя все религии и не признает между ними никаких различий.

Сверх того, бхакти-йога не требует, подобно всем другим йогам, полного отказа от мирской жизни, а лишь временного ухода из нее для достижения определенной цели.
Когда же эта цель достигнута, йога становится ненужной. Йога также требует больше инициативы и понимания, являясь активным путем.

Идеи бхакти-йоги занимают очень важное место в мусульманских монастырях суфиев и дервишей, а также в буддийских монастырях, в особенности на Цейлоне, где буддизм сохранился в чистейшей форме.
Упоминавшийся мною Рамакришна был одновременно йогином и монахом, но более монахом, нежели йогином. Его последователи, насколько можно судить по имеющейся литературе, пошли частично по религиозному, а частично по философскому пути, хотя они и называют это йогой. Фактически, школа Рамакришны не оставила после себя путей к практической йоге, уклонившись к теоретическому описанию этих путей.

Страницы: [1]

Оздоровительные тренинги, духовные практики -> Бхакти-Йога





Проститутки Киева | индивидуалки Москвы | читать | Эротический массаж в Москве